ФИГУРНОЕ СТИХОТВОРЕНИЕ

стихотворное произведение, которое своими графическими контурами воспроизводит какую-либо геометрическую фигуру, символический знак или очертания предмета. Несмотря на свой узко прикладной характер, Ф. с. пользовались в отдельные эпохи значительной популярностью и ведут свое происхождение из глубокой древности. Еще греческая антология дает образцы Ф. с. самой затейливой формы, как напр.: «Топор», «Яйцо», «Крылья Купидона» у Симмия, «Свирель» у Феокрита, «Жертвенник» у Дозиада и др. Пристрастие к стихотворным фокусам, проявившееся в римской поэзии чуть ли не с первых ее шагов, свидетельствует о том, что римляне были усердными учениками александрийцев. Создатель латинского гекзаметра, Энний, пишет стихи, начальные буквы к-рых составляют фразу: «Q. Ennius fecit» (сочинил К. Энний). В царствование Августа Овидий изобретает центон (см.). Стремление превзойти метрическое искусство поэтов эпохи Августа и I в. н. э. и все нарастающее идейное оскудение приводят римских поэтов III—IV вв. н. э. к разнообразным попыткам заинтересовать мастерством внешней, в частности графической формы. Сохранившиеся произведения Авзония, Пентадия, Седулия, Венанция Фортуната дают образцы любопытнейших хитросплетений акростихов, мезостихов, телестихов и т. п. Лучшим мастером стихотворных фокусов является поэт IV в. Публилий Порфирий Оптациан. В его сочинениях (изд. Teubner, Lpz., 1877), помимо множества стихотворных ухищрений, мы находим ряд стихотворений в форме геометрических и более сложных фигур: пальма, гидравлический орган (с описанием в самом стихотворении гидравлического органа), языческий жертвенник, (с описанием его конструкции), пастушеская свирель, изображение корабля с веслами, рулем и мачтой и т. п. Я  еле  качая  веревки,  въ синели  не различая  синихъ тоновъ  и милой головки,  летаю въ просторе,  крылатый, какъ птица,  межъ лиловыхъ кустовъ!  но въ заманчивомъ взоре,  знаю, блещетъ, алея, зарница!  и я счастливъ ею безъ словъ! Фигурное стихотворение из «Опытов» Брюсова. (Для сохранения фигуры стихотворения воспроизводится «ъ»). Латинские стихотворцы средних веков (Рабан Мавр, св. Бонифаций и др.), подражая гл. обр. позднейшим римским поэтам, также изощрялись в поэтических фокусах. Разумеется, христианская тематика отражается на выборе фигур — появляются кресты и т. п., а в содержании, к-рое по традиции служит нередко истолкованием фигуры, возникают теологические и мистические мотивы.  В новейшей европейской поэзии Ф. с. большого распространения не имеют, т. к. в качестве салонной забавы, которая одна могла бы оправдать их существование, они требуют слишком кропотливой технической отделки. Русская поэзия XVIII и первой половины XIX в. интереса к Ф. с. не проявляла. Формальные искания символистов, выразившиеся частично в экспериментаторстве и реставрации ряда забытых форм, заставили их мимоходом дать несколько образцов Ф. с. (ср. сборн. «Русские символисты», вып. 2, 1894, стр. 34; «Ромб» Э. Мартова; «Треугольник» В. Брюсова, сб. «Опыты», М., 1918). Библиография: II. Шульговский Н. Н., Прикладное стихосложение, 2 изд., изд-во «Прибой», Ленинград, 1929. М. Ш.

Литературная энциклопедия 

ФИГУРЫ →← ФИГАРО

T: 0.109067494 M: 3 D: 3